Alice Stern (alice_stern) wrote,
Alice Stern
alice_stern

Лейла 3 часть

Родители Лейлы

Моя мать была воспитана в своей деревне, потом она приехала во Францию, где она никого не знала, и не говорила по французски.

Двадцать пять лет тому назад, в нашем районе проживало всего несколько семей из Магреб, а когда она только переехала, не было совсем никого. Потихоньку, благодаря рождению детей, моя мать заперла себя в наших аппартаментах, окруженная одиннадцатью детьми, в регионе без солнца и без возможности свободно выйти и сделать покупки. Мой отец, загруженный на работе, привозил продукты сам и оставлял в магазине всю свою зарплату рабочего. Не было вопросов, контролировать или нет рождение детей, в эту эпоху слово «противозачаточная таблетка» было неизвестно, и Бог ему посылал сыновей. Я спрашивала себя позднее, не было ли причиной рождения такого количества детей сиротство моего собственного отца?
И в начале своей жизни во Франции, моя мать не предполагала провести свою жизнь иначе, как на 3ем этаже у окна, выходя из дома, только для того, чтобы родить или следом за моим отцом с выводком мальчиков за спиной. Меня заточили как и ее. Взрослея мои братья обретали свои права, но не я. Если подружки из моего квартала приходили за мной, чтобы поиграть во дворе, я была вынуждена спрашивать разрешения у своего отца, и он никогда меня не отпускал. Я оставалась наблюдать за играми подруг на балконе. Я не спрашивала почему, я не пыталась понять. Нет, так нет. Я оставалась на балконе, заключенная неизвестно по какому закону. Я была маленькой, в начальной школе, и я не понимала, какая же опасность меня подстерегала во дворе?
Понемножку наш квартал заселяли другие семьи из Магреб, потом африканцы. В школе мы были перемешаны с французами, весь этот маленький мир жил в гармонии, моя лучшая подруга Сурия играла с друзьями. Фарида, Жозефина, Сильвия, Малика, Алия и Шарлотта забавлялись без меня. Почему?
Мой отец воспитал всех детей так, чтобы его боялись. Когда он с нами разговаривал, если один из нас не мог смотреть ему в глаза, он бил его ладонью. «Ты опускаешь глаза!»
Никогда ни одного слова нежности, еще меньше объятий. Я помню только один раз, когда он взял меня на руки. Один раз в моей жизни. Тогда он поцеловал меня, чтобы сказать добрый день или добрый вечер.Мне была невыносима разница между его грубой авторитарностью и тем, что я видела в отношениях детей и родителей из французских семей. Я вспоминаю организованное путешествие с классом. Мой отец сказал «нет». Учитель встретился с моим отцом и очень вежливо сказал «Ваша дочь ничем не рискует, девочки и мальчики разделены.» Но он сказал «нет». Проблема была в том, что он не мог контролировать это отделение от мальчиков. Но в десять лет дети абсолютно невинны. Я не могла даже вообразить ничего постыдного в отношения с мальчиками.
Между тем в доме я спала в той же комнате, что и куча мальчишек. И это совершенно не беспокоило моего отца! Меня же это беспокоило. Он игнорировал тот факт, что опасность для меня может исходить от моих братьев…

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments