Alice Stern (alice_stern) wrote,
Alice Stern
alice_stern

Лейла часть 4

Насилие в семье

Мой отец не знал, что в возрасте, когда девочки играют в кукол Барби, я возненавидела одного из своих братьев, одного из этих молодых самцов, чуть старше меня, за его домогательства. Я была слишком напугана только одной мыслью жить с этим братом в одной комнате. Безнаказанный агрессор хорошо знал, что страх сковал мой рот и что я никогда не посмею указать на виновного. Он был прав. Разумеется, он уважал мою девственность, ведь в мусульманских семьях девственность девочки священна. Но существуют другие способы , не менее опасные, унизить девочку такого возраста. Я убивала себя, как любой ребенок подвергшийся насилию. Я молчала, но этот яд травил меня изнутри. Почему я не звала на помощь? Почему это я чувствовала себя виноватой, тогда как мой агрессор продолжал и продолжает свою жизнь без малейшего зернышка угрызения совести? Он просто проектировал на меня свою сексуальность, я просто была объектом имеющим руки. Больше ничем.
Я была наказана мистическим грехом, я была ничем, слабой, нечистой, выброшенной в мусорное ведро. Я заставила себя похоронить эту историю в глубинах своего сознания.
Но я взбунтовалась, я не видела другого выхода.
Именно тогда я стала агрессивной, возмущенной, нестабильной, заложницей этой навязанной тишины, этой тюрьмы, где только родительская власть имела права на слово и где только мальчики были всегда правы. И именно тогда я поклялась добиться успеха в учебе , чтобы иметь работу, выйти замуж, если я однажды этого захочу, но как можно позднее, и не иметь такую кодлу детей.
Еще я хотела встретить того, кто будет мне приятен, и кого я не заставлю платить за мое несчастное детство.
Ожидая, я, брошенная принцесса – затворница, мечтала на своем балконе о прекрасном принце из телевизинных сериалов. Я изображала клоуна своим подругам в классе, получая постоянно затрещины и пощечины, которые сыпались на меня дома в наказание за мой бунт.
Я хотела существовать просто получая немного внимания и привязанности. Я не просила большего. Я хотела, чтобы меня любили, чтобы меня целовали утром и вечером, чтобы меня встречали после школы, как будто бы ничего не произошло. Я спрашивала себя, а в самом ли деле, я их дочь? Только меня, как мне казалось, они воспитывали с таким безразличием и холодностью. Не смотря на влияние, которое распространялось и на моих братьев, они всегда объединялись против меня, я никогда не была права. И моя мать это одобряла.
Не было и речи, чтобы прогуляться со своими подругами. «Лейла, ты не гуляешь в среду после обеда! Нужно, чтобы ты испекла хлеб, убралась на кухне. Ты не учитываешь, что однажды, когда ты выйдешь замуж, ты не проведешь с мужем и одной ночи, ты вернешься послезавтра, потому что он разведется с тобой...»
Угрозы, которые не имели для меня в том возрасте никакого значения...

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments